Капитанские годы не вернуть назад и необратимость времени

Необратимость времени в судьбе человека

У каждого человека в жизни наступает момент полного рацвета сил и возможностей. Звездный час у всех наступает по-разному, но у большинства он приходится на средину жизненного пути. В это время на смену легкомысленности приходит степенность и неторопливость. Имеющийся багаж знаний и опыта позволяет также намного глубже вникать в отдельные детали своего бытия. Однако на необратимость времени в своей судье еще никто не посягнул.

Краткий экскурс

В звании капитана поступил в Военную академию связи города Ленинграда. Ходит молва, что в период Гражданской войны Чапаев непродолжительное время пребывал в стенах академии. В ту пору она называлась электротехнической школой. Неспроста перед академией установлена даже скульптурная группа, главная фигура которой Чапаев на коне, а рядом его сподвижники, в том числе и Анка. Другой такой памятник воздвигнут в одном из сибирских городов.

Для большинства первых советских военачальников «от сохи» приобщение к наукам было не что иное, как острый нож у горла. Гордясь тем, что, что они, малограмотные, сумели одолеть ученых генералов, с негодование относились ко всякого рода новшествам в военном деле. Основной мобильной силой считалась тогда конница

Чапаев – выходец из этой же когорты, поэтому со словами:

«Нечего попусту штаны протирать»

он отбыл на фронт добивать белых генералов. Несмотря на то, что Василий Иванович своим присутствием порадовал академию, она, тем не менее, названа в честь другого военачальника – Буденного.

kapitanskiye-gody1 Военная академия связи

С грустью и чем-то незавершенным вспоминаются капитанские годы, которые считаю чудесными и наилучшими в своей жизни. Полный расцвет сил, отменное здоровье, не увядшая еще молодость, граничащая со стремлением осуществить намеченные планы, говорят сами за себя. Иногда возникает нечто ностальгии об этом времени, но оно неумолимо движется вперед и остаются только воспоминания.

Сдача экзаменов и зачисление в слушатели академии

К поступлению в академию я готовился основательно. Ранее проштудировал курс математики и физики за среднюю школу, сделав для себя многочисленные пометки в виде кратенького конспекта. Перед предстоящим экзаменом достаточно было пробежать по этим заметкам и освежить в памяти свои знания.

Благодаря этому, поступление в академию прошло легко и гладко. Как сейчас помню, что на экзамене по математике ко мне даже обратился за помощью однокашник по училищу Володя Шевченко. У него затруднение вызвал пример, к которому надо было применить особый подход, который не вызвал у меня неожиданности. Моя подсказка позволила ему получить также высокую оценку.

kapitanskiye-gody2 Группа кандидатов в слушатели

После поступления в академию предстояло освободить жилую площадь по бывшему месту службы. Такой поворот событий создавал дополнительные проблемы, так как для семьи требовалось жилье.

В академии имелось общежитие, но с ограниченным количеством мест, поэтому на него могли претендовать только слушатели академии, у которых было привилегированное положение, например, имелась многодетная семья. Для остальных слушателей такая возможность исключалась, и надо было искать самостоятельно другие варианты.

Поиск жилья в крупных городах всегда затруднителен и связан со многими ограничениями и неожиданностями. К тому же, если спрос превышает предложение, то посещение спонтанно образующихся «рынков квартир» обременительно и отнимает много времени. В Ленинграде один из таких рынков находился около Львиного мостика на канале Грибоедова.

kapitanskiye-gody3 Львиный мостик

Кстати, на том же канале Грибоедова у Казанского собора воздвигнут памятник герою Отечественной войны 1812 года Барклай-де Толли, который ваял его крепостной крестьянин, по-видимому, Смирнов. Однажды со стороны барина к жене крепостного крестьянина было применено насилие. В отместку этого архитектор в свое произведение искусства на века воплотил некоторую непристойность.

Как художники на своих картинах оставляют незаметные с первого взгляда отдельные штрихи, так и тайный замысел архитектора удался, который он воплотил в камне. Деталь хорошо заметна, если внимательно присмотреться к памятнику, когда приходится двигаться к нему по набережной канала от Конюшенной площади.

Учеба в академии

Учиться мне всегда нравилось, потому что в этом случае результаты зависят только от тебя самого и не надо нести дополнительную ответственность за подчиненных. Некоторые слушатели академии, вырвавшись из «тмутаракани» в большой город, в ущерб учебе предавались всевозможным утехам и развлечениям. Таким был мой друг Жора Иванов, который после занятий учебники «забрасывал под стол» до следующего утра.

Такое отношение грозило отчислением из академии, поэтому мне не в тягость было оказывать ему посильную помощь. Как мне не раз напоминали однокурсники, посмеивались и, приговаривая в шутку, что я учусь за двоих

Из числа преподавателей, особенно военных, встречались и такие, которые явно «не дотягивали» до этой планки. Если ряд положений в военных науках менялось в мгновение ока, то специальные технические науки были более стабильны. Как следствие знания слушателей в этих областях нередко были глубже, нежели у таких «преподавателей». В принципе, здесь удивляться было нечему, потому что за годы своей службы слушатели не раз встречались с подобными вещами.

Преподавание общеобразовательных наук осуществлялось в основном гражданским персоналом, а доведение до слушателей основ специальных технических наук велось в подавляющем большинстве офицерами. Если при отборе к первым применялась строгая конкурсная система, то появление вторых в стенах академии частенько связано с протежированием, для чего достаточно было иметь влиятельного кума, свата или брата.

Коллектив нашей группы слушателей подобрался дружный и сплоченный. Начиная с мелочей, решение большинства группы считалось обязательным для остальных. Задор и незлобные шутки ощущались во всем, начиная с  учебы и кончая жизнью вне академии. Здоровую атмосферу, царящую в группе, поддерживал ее командир Николай Костыльков, с которым до сих пор многие поддерживают теплые отношения.

kapitanskiye-gody4 Группа слушателей академии

Чем черт не шутит

Однажды произошел забавный случай при переборке нами лука на овощной базе. Один из наших товарищей Юра М. завел спор, что сумеет съесть 6 луковиц. Тут же в спор встрял другой Юра Т. Условие заключения пари заключалось в том, что луковицы будет выбирать последний. Выбрав 6 луковиц, он приставил их к фигуре зачинателя спора, и стало понятно, что положенные одна на другую они образовали внушительную стопку. Но спорщики не остановились на этом и мы, собравшись полукругом, готовы были принять в споре ту или иную сторону. На четвертой луковице незадачливый инициатор спора сдался, доставив несравненное удовольствие нам посмеяться от души.

Другой случай связан опять с тем же Юрой, который с пристрастием относился к единственной вычислительной машине, имеющейся тогда в академии. Он со стопкой перфокарт носился, как «курица с яйцом». На этой почве объединилось несколько человек, которые подогревали его интерес к прогнозированию выигрыша в спортлото с помощью вычислительных средств. Заполняя билеты по предлагаемой схеме, они с нетерпением ждали объявления результатов очередного выигрыша. Нетрудно предположить, что на крупный выигрыш рассчитывать было наивно, но подшутить над ними стоило.

Задумка заключалась в том, что узким кругом посвященных лиц приобреталось несколько билетов спортлото, которые заполнялись, как положено, и этот факт доводился до всего коллектива группы. Часть же одного билета, остававшуюся на руках, предполагалось заполнить после объявления выигрышных номеров, которое не было доступно по той причине, что впервые озвучивалось во время наших занятий. Первая часть задуманного прошла «без сучка и задоринки», и, когда в очередной раз повторялось объявление, то часть билета с выигрышными номерами была уже подготовлена. Как и планировалось, многие в группе такой трюк приняли «за чистую монету».

Во второй части намеченного плана предполагалось, что Юра непременно заинтересуется программой, благодаря которой якобы был спрогнозирован выигрыш. Такой его интерес также не замедлил проявиться. В конце концов, предполагалось предоставить ему набор различных перфокарт, не имеющих ничего общего с программой. Однако в этом случае шутка переходила допустимые границы и становилась уже обманом, поэтому под предлогом утери части перфокарт ее продолжение было вовремя приостановлено.

kapitanskiye-gody5 Уборка территории

О лыжном кроссе

Нередко в честь великих советских праздников в академии практиковались лыжные кроссы на десять километров. Их результаты затем учитывались при сдаче зачетов по физической подготовке. Такие мероприятия для некоторых были как «нож по сердцу». Мне они тоже не особо нравились, потому что на финише чувствовал острое физическое недомогание. Мой же друг Виктор Волосатов еще переносил такое состояние еще тяжелее меня. Иногда мы над ним подшучивали, что брат Витька помирает и ухи просит.

Результаты его лыжного кросса желали быть лучше и часто не засчитывались. Попытки сдачи зачета нередко для него продолжались до самой весны и он «катался на лыжах», пока трава на лыжне не проступала через снег или, в лучшем случае, использовал подставу. Другой же мой однокашник по училище Сергей Рябченко из Майкопа до академии лыж «в глаза не видел».

Как известно, на юге снег великая редкость и до поступления в академию он служил в бесснежных местах. Поэтому он стартовал и финишировал, как все, на лыжах, а остальную часть дистанцию преодолевал бегом по снегу утоптанной лыжни, неся лыжи за плечами.

О партсобраниях и секретарях

Не лишним будет упомянуть в нескольких словах о парторганизации группы и ее секретарях. Великой тайны не существовало, что многие слушатели, в том числе и я, в партии оказались не по зову сердца, а в силу служебной необходимости. Согласно ее устава, обязательным атрибутом являлись партийные собрания, периодичность которых не нарушалась, но к ним относились, не кривя душой, «спустя рукава». На собраниях, как обычно, серьезные вопросы не обсуждались, а переливали «из пустого в порожнее» с серьезной миной на лице, «сотрясая воздух», по заранее намеченной повестке. Руководство парторганизацией возлагалось на секретаря.

Первым секретарем нашей парторганизации был Слава Грецкий. Тому было все «по барабану», но формальность требовалось соблюдать. На переднем плане, как и следовало, стоял вопрос об учебе. Его порядком угнетали периодические отчеты о результатах работы парторганизации с коммунистами. Он не мог дождаться, когда закончится срок его полномочий и его переизберут.

В качестве следующей кандидатуры было предложено избрать Толю Серебрякова, так как другие слушатели считали эту должность обременительной. Редко, но встречаются люди, у которых напрочь отсутствует чувство юмора. Им иногда тяжело  воспринять даже явную шутку, если она произнесена серьезным тоном. Толя являлся одним из таких представителей. Зная его исполнительность и упорство, с которым он будет «рогом рыть землю» и то, что к его требованиям далеко не всегда следует относиться со всей серьезностью, он был избран секретарем единогласно.

Последний секретарь парторганизации Слава Королев оказался «до мозга костей» карьеристом. Держа «нос по ветру», он в своих меркантильных интересах не прочь был воспользоваться подвернувшейся возможностью и оказаться на глазах у руководства факультета. Тем более, зная лояльное отношение командования к партсекретарям, в преддверии окончания академии можно было рассчитывать на возможность выбора места дальнейшей службы. У кого не было особых заслуг и «мохнатой руки», то удачное распределение по выпуску им, как правило, не светило.

kapitanskiye-gody6 Партийное собрание

Стажировка

Как и в училище, под занавес окончания академии предстояла войсковая стажировка. Местом стажировки оказался Дальний Восток. О службе в этой местности ходило немало противоречивых слухов, поэтому хотелось увидеть все воочию и иметь свое мнение.

Первое, с чем пришлось столкнуться, были прилавки магазинов. Они не ломились от красной рыбы и выбор между хеком и минтаем, которые продавались в Ленинграде, был небогатый. Такой слух явно был преувеличен.

Другой слух о том, что как будто продвижение по служебной лестнице на Дальнем Востоке было более доступно, также в большей степени не соответствовал действительности.

Конечно, у кого там имелись родственные корни и влиятельные лица для них такой расклад являлся неплохим стимулом в стремлении к крупным звездам на погонах. У подавляющего большинства офицеров родственники оставались в европейской части России. Из-за материального положения и высокой стоимости билетов на транспорт, посещение родных краев с семьей многие осуществляли один раз в два года, вследствие чего энтузиазм от службы не прибавлялся.

Перспектива «получения вида на жительство» также многих мало радовала, так как, в конце концов, квартиру надо было обменивать или продавать, чтобы коротать последние годы вблизи родного очага.

Мне предстояло пройти стажировку в должности заместителя командира по технической части под Хабаровском в Князь-Волконке. Несмотря на то, что зима приближалась к своему концу, погода не радовала. Местность продувалась порывистыми ветрами, а сильные морозы завершали грустную картину. В такую погоду редко кого увидишь на улице. Для передвижения даже на малые расстояния использовался повсюду общественный транспорт, в который люди из подъездов домов заскакивали как можно быстрее.

Предоставленная мне, как стажеру, должность обязывала быть ближе к технике, которая находилась в слабо отапливаемых хранилищах. Мой штатный наставник, под опеку которого я попал, был несказанно рад, что у него появился помощник. Теперь ему не обязательно было весь рабочий день находиться в холоде. Я же не мог дождаться, когда закончится период стажировки. Самым слабым местом оказались ноги, которые в тонких хромовых сапогах постоянно мерзли.

Не кривя душой, отмечу, что учеба в академии давалась мне легко, за результаты которой был представлен к внеочередному воинскому званию. Окончил академию с отличием и получил «красный диплом», но, как отличник, на торжества, проводимые ежегодно Министром обороны для выпускников академий, не попал. По причине «обмывки ног» родившегося сына, у руководства  факультета я числился в «черном списке». В связи с этим мое место было предоставлено другому выпускнику, не блиставшего своими успехами, но фавориту руководства факультета.

Учитывая результаты войсковой стажировки, стремление иметь крупные звезды на погонах отпало само собой. Тем более, моя мать находилась в преклонном возрасте, и ей требовалось внимание и помощь. Поэтому из предоставленной мне возможности выбора дальнейшего места службы остановился на научно-исследовательском институте (НИИ) Министерства обороны в городе Мытищи.


При возникновении вопросов или появлении каких-то мыслей обязательно пишите в комментариях. Я постараюсь на все ответить.

Понравилась статья? Поделись!

Нет комментариев

Добавить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение

Счетчик Яндекс-Метрики

7.